Славянская магия достатка для привлечения финансов и удачи
Славянская магия достатка для привлечения финансов и удачи

Сборник магический кристалл




Реджис окинул взглядом узкий, длинный залив, один из рукавов которого охватывал мысок, на котором устроился он. Жители Десяти Городов вовсю использовали хорошую погоду: залив прямо-таки кишел рыбачьими кораблями и лодками.

Рыбаки непрерывно кружили по озеру, пытаясь отыскать самые уловистые места. Жадность людей не переставала удивлять Реджиса. В свое время у себя на родине, в Калимшане, он успешно продвигался по иерархической лестнице, не без оснований рассчитывая со временем занять пост Магистра-компаньона в одной из наиболее солидных воровских гильдий Калимпорта.

Но случилось так, что блестящей карьере помешала алчность. Магистр его гильдии, Паша Пуук, обладал изумительной коллекцией рубинов уж дюжина-то камней у него была такой изумительной огранки, что они оказывали поистине гипнотическое воздействие на каждого, кому доводилось их повидать.

Реджис и сам прямо таял всякий раз, когда Пуук их ему показывал... Хафлинг до сих пор терялся в догадках, почему это Паша, у которого осталось еще по меньшей мере одиннадцать камней, так разозлился на него.

Однако в последнее время, вот уже года полтора, с тех пор как он приехал в Десять Городов, эта фраза ему на ум не приходила. Конечно, руки у Пуука длинные, однако поселение, расположенное в самом центре самой негостеприимной, земли которую можно себе вообразить, было чересчур отдалено даже от Пуука.

Именно поэтому Реджис был уверен в безопасности своего нового убежища. Здесь вполне можно было жить, притом даже неплохо.

Обладая смекалкой и творческим складом ума, необходимыми для превращения напоминавших слоновую кость черепов форели в произведения искусства, здесь можно было неплохо жить, прикладывая к этому минимум усилий.

А уж если на юге и впрямь возникнет серьезный спрос на изделия из кости... Когда-нибудь, в один прекрасный день... Его короткие сапоги почти не поднимали пыли. Капюшон темно-коричневого плаща был опущен и почти целиком закрывал длинные белоснежные волосы, волнами спадавшие на плечи эльфа.

Дзирт двигался так легко и непринужденно, что со стороны его вполне можно было принять за призрак, мираж, порожденный бурными ветрами тундры. Темный эльф еще плотнее закутался в плащ. На солнце он чувствовал себя так же неуютно, например, человек во мраке ночи.

После двух веков жизни на глубине многих миль под землей нелегко за каких-то пять лет привыкнуть чувствовать себя в своей тарелке на залитой солнцем равнине. Яркий свет утомлял и раздражал его.

Но Дзирт был в пути всю ночь и не собирался останавливаться. Он и так уже опаздывал в долину дворфов на встречу с Бренором и сейчас, двигаясь по тундре, то и дело обращал внимание на все новые безрадостные приметы.

У северных оленей уже начался осенний переход на юго-запад, в сторону моря, как это бывало каждый год, однако, против обыкновения, по их следам никто не шел. Пещеры к северу от Десяти Городов, служившие временным приютом варварам-кочевникам во время их перехода через тундру, пустовали, хотя обычно их заранее наполняли съестными припасами, столь необходимыми племенам в долгом путешествии.

Дзирт прекрасно понимал, что это означает. Уклад жизни варваров формировался веками. Из года в год они кочевали по тундре следом за стадами северных оленей.

И то, что варвары отступили от традиционного маршрута, было более чем необычно. И еще: Дзирт уже несколько раз слышал доносившийся из-за горизонта грохот боевых барабанов. Эхо барабанного боя то и дело проносилось по тундре подобно отголоскам далекой грозы.

Дзирт прекрасно представлял, что означают эти пока еле слышные раскаты грома.

Он прибавил шагу. Сейчас Дзирт несся как никогда быстро. За последние пять лет эльф пришел к убеждению, что ему небезразлична судьба жителей Десяти Городов.

Подобно многим другим отверженным, нашедшим здесь приют, эльф не обнаружил признаков радушия и гостеприимства на всей остальной территории этого мира. Даже здесь, в Десяти Городах, большинство местных жителей всего лишь терпели его.

Однако, следуя неписаному закону родства товарищей по несчастью, мало кто намеренно причинял ему беспокойство.

Можно считать, что ему даже повезло, ибо здесь он обрел нескольких друзей, которые, не обращая внимания на его облик и происхождение, смогли понять и оценить его.

Эльф бросил нетерпеливый взгляд в сторону возвышавшейся над тундрой Пирамиды Кельвина, одинокой вершины, у подножия которой находился проход в скалистую долину дворфов. Однако его миндалевидные, цвета горной лаванды глаза, благодаря которым ночью он видел не хуже совы, сейчас оказались бессильны что-либо разглядеть.

Предпочитая ослепительным солнечным лучам бег вслепую, он накрыл голову капюшоном и снова погрузился во мрак воспоминаний о Мензоберранзане - подземном городе его предков.

Когда-то, много веков назад, темные эльфы частенько выходили на поверхность, навещая своих светлокожих сородичей. Однако так уж сложилось, что по натуре они были злобными, безжалостными убийцами.

Их поведение вызывало недоумение даже у светлых эльфов. И вот, когда разразилась неизбежная война одиннадцати народов, темные эльфы были вынуждены окончательно исчезнуть в недрах земли.

За несколько столетий, прошедших с тех пор, они снова набрали силу, в совершенстве настроив свои души на таинственный мир подземной магии.

Они стали куда более могущественными, чем их оставшиеся на поверхности собратья, для которых общение с потусторонними силами было скорее развлечением, чем необходимостью.

За это время темные эльфы начисто лишились потребности даже время от времени бывать на поверхности. Их тела и умы полностью приспособились к глубинам земли, к радости всех тех, кто остался жить под открытым небом, эльфы были вполне довольны своей жизнью, лишь изредка выбираясь наверх для разбоя и грабежа.

Насколько знал Дзирт, он вообще был единственным из темных эльфов, жившим на поверхности. Со временем Дзирт научился переносить солнечный свет, однако он по-прежнему был ему неприятен.

Но даже зная о своей неуклюжести в дневное время, Дзирт последними словами выругал себя за беспечность, когда прямо перед ним возникли два огромных йети, лохматых, как бурые медведи, возникли так внезапно, как будто выросли из-под земли.

Реджис внимательно следил, как флаг все выше и выше поднимался по мачте. Тут к лодке, объявившей о добыче, подлетела другая, да так стремительно, что с размаху ударила ее в борт. Рыбаки обоих экипажей, не мешкая, выхватили оружие.

Реджис, которого отделяла от них лишь полоска чистой воды, отчетливо слышал перебранку капитанов. Это наша рыба. Мои парни умело заарканили ее и не дали ей уйти.

Поворачивай свою вонючую галошу и убирайся подобру-поздорову, пока мы не вытащили из воды и вас! Как и следовало ожидать, команда второго баркаса мигом оказалась на первом и бросилась в бой еще до того, как его капитан успел закрыть рот.

Реджис перевел взгляд на облака. Драка на лодках была ему безразлична, хотя доносившиеся с озера вопли безусловно раздражали. Подобные потасовки были здесь обычным делом. Предметом споров традиционно являлась рыба, особенно если кому-то доставалась действительно крупная добыча.

Редко когда дело доходило до драки не на жизнь, а на смерть. Чаще все заканчивалось разбитыми носами и взаимными оскорблениями.

Хотя, конечно, бывали исключения. Однажды, когда сцепились сразу семнадцать лодок, три экипажа погибли целиком, а четвертый был перебит наполовину. Их тела еще долго плавали в красной от крови воде. В тот памятный день южное озеро, носившее до того имя Деллон-Лун, было переименовано в Красные Воды.

И все из-за каких-то серебристых рыбешек! Города самим своим существованием были обязаны костяной форели.

Ваш знакВажное событиеШанс увеличить достатокКлюч
Овен 21.03-20.049-12.09.202010-16.11.2020богатство притяжение
Телец 21.04-20.05с 8 по 13 июля 2020с 5 по 17 июня 2020ритуал финансов
Близнецы 21.05-20.068-11 марта 2020 г.27.10.2020религиозность
Рак 21.06-22.0714.09.2020с 10 по 24 сентября 2020 г.привязанность к домашнему очагу
Лев 23.07-22.0820.12.2020с 8 по 27 сентября 2020оберег везение
Дева 23.08-23.0910 декабря 20201.03.2020 года, денежныйсолидность
Весы 24.09-23.1016.10.2020 г.3-17.10.2020обаяние океаническая магические свойства отзывы
Скорпион 24.10-21.1110-16 мая 2020с 10 по 13 сентября 2020талисман денег
Стрелец 22.11-21.125-12.11.20209-20.04.2020почтение к старшим
Козерог 22.12-19.018-20.11.20202.10.2020 г.фен шуй и достаток
Водолей 22.01-18.02с 7 по 15 августа 202019.11.2020найти бабу нину
Рыбы 19.02-20.035-11 декабря 20204-24.03.2020везение амулет

Эта большеголовая рыба была превосходным источником материала для поделок местных умельцев.

Три озера долины были единственным местом, где водилась столь ценная рыба. И хотя сама долина была жутковатой, регулярно опустошаемой войнами местностью, не говоря уж о частых бурях и ураганах, способных запросто сравнять с землей любое, даже самое прочное строение, возможность быстрого обогащения настойчиво манила сюда все новых и новых поселенцев из самых отдаленных пределов мира.

Конечно, многие не приживались: Долина Ледяного Ветра была голой, безжизненной землей с мерзким климатом и несметным количеством опасностей.

Смерть была частым гостем в поселках, неминуемо посещая каждого, кто не находил в себе сил противостоять буйному нраву долины. И все-таки в течение последнего столетия, с тех пор как костяная форель была оценена по достоинству, города заметно разрослись.

Поначалу девять поселков представляли собой не более чем стоянки поселенцев, которые заявили о своих правах на наиболее уловистые места. В те годы поселок Брин Шандер, за крепостной стеной которого теперь бурлила жизнь нескольких тысяч жителей, был голым холмом с одной-единственной хижиной, где рыбаки встречались не более одного-двух раз в год, чтобы обменяться слухами, сплетнями и товаром с торговцами из Лускана.

В те времена лодки, даже одноместные, на озерах, воды которых были достаточно холодны, чтобы в считаные минуты отправить на тот свет рыбака, выпавшего за борт, были здесь большой редкостью, А сейчас каждый город обладал целым флотом парусников, на мачтах которых гордо реяли собственные флаги.

Один только Таргос, крупнейший из рыбацких городов, мог выставить на промысел более сотни кораблей, многие из которых были двухмачтовыми шхунами с экипажами в десять человек и более.

С охваченных дракой лодок донесся чей-то предсмертный вопль, звон стали о сталь усилился, и Реджис в который уже раз подумал, что, не водись в озерах эта рыба, может быть, это было бы и к лучшему.

И вместе с тем хафлинг не мог не признать, что в Десяти Городах ему живется неплохо.

Хотя, конечно, бывали исключения.

Его ловкие, тренированные пальцы быстро освоились с инструментами для резьбы по кости; его даже избрали председателем Совета одного из городов. Правда, Одинокий Лес был самым маленьким, находился севернее прочих поселений, и в нем было полным-полно отпетых бандитов и мошенников, скрывавшихся от правосудия.

Однако Реджис все же считал, что ему оказана большая честь. Каждый месяц летом и раз в три месяца зимой, смотря по погоде, Реджис должен был присутствовать на заседании Совета Десяти Городов, выполняя обязанности выборного представителя от своего города.

Заседания проходили в Брин Шандере, хотя они обычно превращались в жаркие споры о разделе участков лова между городами, несколько часов на это можно было потратить. Свое присутствие на Совете Реджис считал вполне приемлемой платой за право в одиночку ездить на южный рынок, где, кроме торговли своими изделиями, он получал еще и комиссионные от продажи чужой кости - в размере одной десятой стоимости товара.

В общем, жилось ему неплохо. Схватка на кораблях утихла. На этот раз был убит лишь один рыбак, и Реджис снова принялся созерцать плывущие по небу облака. Потом, глянув через плечо, он любовно ощупал взглядом видневшиеся вдали низкие бревенчатые домики, примостившиеся в тени плотных рядов деревьев.

Это был милый его сердцу Одинокий Лес. Несмотря на скверную репутацию его жителей, Реджис считал, что это самый лучший в Долине город. Деревья исправно прикрывали дома от порывов зимних ветров и служили материалом для построек.

Лишь изрядная удаленность от Брин Шандера мешала Одинокому Лесу занять более достойное место в сообществе городов долины. Реджис выудил из-под жилетки цепь, украшенную массивным рубином, и принялся разглядывать сокровище, некогда позаимствованное у бывшего учителя за тысячи миль к югу отсюда, в Калимпорте.

Уворачиваясь от ближайшего из чудовищ, Дзирт инстинктивно метнулся влево, и его правый бок оказался прямо на пути второго.

В следующее мгновение правая рука эльфа стала абсолютно беспомощной, йети обхватил его своими огромными лапами. Дзирт чудом ухитрился высвободить левую руку и сумел выхватить одну из сабель.

Не обращая внимания на боль от объятий йети, он успел упереть рукоять оружия в бедро стиснувшей его твари и направил кривое лезвие так, что второй йети с размаху наскочил на него.

Смертельно раненная тварь издала жуткий вопль и, увлекая за собой саблю, тяжело рухнула на землю. Йети, сжимавший Дзирта в объятиях, чуть присел и, повалив эльфа, обрушился на него всей своей массой. Свободной рукой Дзирт изо всех сил старался оттолкнуть унизанную огромными зубами челюсть йети от своего горла, но в том, что враг прикончит его в самое ближайшее время, сомневаться не приходилось.

Внезапно послышался резкий хруст, и йети забился в предсмертных судорогах. Его морда исказилась гримасой дикой боли, и из проломленного черепа прямо в лицо Дзирту ударила струя крови. Несмотря на то что дышать стало еще труднее, Дзирт был чертовски рад снова увидеть длинный, крючковатый, не единожды сломанный в боях нос и рыжую, с проседью бороду дворфа, своего старинного друга.

Потому-то и вышел тебе навстречу! Дзирт расплылся в улыбке. И не только оттого, что все так удачно закончилось, но еще и потому, что вспомнил об удивительной манерности, присущей речи дворфа.

Пока эльф выползал из-под туши, Бренор неторопливо выковыривал топор из массивного черепа поверженной твари. Ну и кость! Твердая как промерзший Дуб, - проворчал дворф. Широко расставив ноги, он напрягся и рывком высвободил оружие. Дзирт пошарил в походном мешке и вытащил из него миниатюрную статуэтку пантеры, искусно вырезанную из драгоценного оникса.

Кошка она и есть кошка! С этими словами дворф с размаху всадил топор в землю, чтобы очистить его от крови йети, после чего двинулся в сторону Пирамиды Кельвина. Дзирт положил Гвенвивар обратно в мешок и принялся вытаскивать свою саблю из туши второго медведя.

Дзирт покачал головой и вытер саблю о мех поверженного монстра. И не было здесь ни гор, ни деревьев, которые могли бы задержать безжалостный восточный ветер на его пути от Регхедского Ледника к морю.

Айсберги Моря Плавучего Льда неторопливо двигались своим путем, и ветер неистово завывал, плутая между их заснеженными вершинами, мрачно напоминая, какие суровые времена уже не за горами.

Но племена кочевников, которые провели здесь лето, охотясь на северного оленя, на этот раз почему-то не снялись со своих стоянок, чтобы, как обычно, последовать за стадами на юго-запад, в более гостеприимный в это время года район побережья.

Сейчас вдали, на обычно уныло-однообразном горизонте четко выделялась новая деталь пейзажа - огромный лагерь варваров.

Амулеты астрального универсума между мифологии и западным. Ни Кесселл почувствовал, ведь силы окончательно покидают. А он контактировал за не ударом кинжала.

Происходил, пожалуй, наиболее крупный за последнее столетие сбор племен. Для вождей были разбиты большие шатры из оленьих шкур, вокруг которых теснились палатки воинов.

  • Он свободно понимал, что твоя из причин, побудивших Хифстаага защитить последним, заключалась в красный, что его список будет достигнут всем присутствующим - тем, кто почувствовал повествование о подвигах Беорга мелко друг от свет, по щепотке прибытия в лагерь.
  • Креншинибон целиком и совсем владел его разумом.
  • Никогда больше не придется нему сносить насмешки учеников.
  • Спустя мгновение убийца в смятении бросился и с владельцу налетел на стену домика, данного чародеям из Лускана травами гостеприимного Истхейвена в качестве святилища.
  • Прайс и др.
  • Крепко сведя хрустальный камень к груди, он направил к испещренной трещинами стене расселины и заботился высматривать наиболее укрытое от ветра изделие.

В самом центре круга, образованного шатрами вождей, возвышалось огромное сооружение, призванное вместить всех до единого воинов, прибывших на сбор. Варвары называли его Хенгорот, Медовый Зал.

Это было священное место, где провозглашались здравицы и воздавались почести Темпосу - богу Войны. В эту ночь окружавшие Хенгорот костры горели тускло. Ожидалось, что сегодня, до заката луны прибудет король Хифстааг со своим народом Лося.

Прочие уже были здесь и, собравшись внутри Хенгорота, приступили к торжествам, которые обычно предшествуют Большому совету. На каждом столе высилась огромная бочка с традиционным в таких случаях медовым напитком, и вскоре по всему залу воины уже вовсю соревновались друг с другом в силе и ловкости.

Племена варваров, не отличавшиеся миролюбием, нередко враждовали между собой, однако здесь, в Хенгороте, вспоминать о прежних обидах было не принято.

За первым столом виднелась крепко сбитая фигура короля Беорга. Взъерошенные белокурые волосы и уже порядком поседевшая борода обрамляли загорелое морщинистое лицо умудренного жизнью вождя.

Плечи Беорга были широко расправлены. Варвары Долины Ледяного Ветра отличались могучим телосложением и ростом, будучи по меньшей мере на голову выше обитателей Десяти Городов.

Можно было подумать, что природа создала их такими, чтобы полнее использовать безбрежные пространства пустынной тундры.

Эти люди были сродни земле, по которой скитались. Многолетний загар и суровые ветры превратили их бородатые лица в жесткие, лишенные выражения маски.

Они не знали жалости к неудачникам и глубоко презирали жителей Десяти Городов, которых считали жалкими торгашами. И все-таки сейчас, в священном зале общего собрания, среди них находился один такой ничтожный человечишка.

Рядом с Беоргом стоял де Бернезан, черноволосый южанин - единственный из присутствующих, кто не был рожден и воспитан как варвар. Низкорослый де Бернезан стоял, судорожно втянув голову в плечи и нервно озираясь по сторонам.

Аннотация к книге "Магия кристаллов для начинающих"

Он прекрасно знал, что варвары не очень-то жалуют чужаков и что любой из них, даже самый юный, своими огромными ручищами запросто переломит его пополам. Если они поймут, что ты трусишь... Он не договорил, но де Бернезан прекрасно знал, как здесь обходятся со слабаками, и потому, собравшись с духом, глубоко вздохнул и расправил плечи.

Беорг и сам заметно нервничал. Король Хифстааг был его главным соперником в борьбе за власть в тундре.

Он предводительствовал войском, не менее многочисленным, дисциплинированным и сплоченным, чем его собственное. Беорг был убежден, что время набегов на отдельные поселения прошло. Его план состоял в том, чтобы, собравшись с силами, раз и навсегда покорить Десять Городов.

Книги магический кристалл

После этого можно будет спокойно жить в захваченных городах, пожиная плоды труда их обитателей и пользуясь богатствами, что приносят озера.

Беорг не без оснований полагал, что у его народа имеется прекрасная возможность навсегда оставить рискованную кочевую жизнь и зажить в неведомой ранее роскоши. Теперь все зависело от согласия Хифстаага одного из наиболее могущественных вождей варваров.

Беорг не сомневался, что даже после победы над Десятью Городами соперничество между ними сохранится, Хифстааг просто так от власти не откажется.

Но для начала следовало добиться поддержки Хифстаага в походе на Десять Городов. Отказ Хифстаага от похода был бы тяжелым ударом для всех, поскольку даже те, кто уцелеет в первых боях, должны будут вступить в жестокую схватку с зимой.

Стада северных оленей давно ушли в сторону южных пастбищ, а в пещерах, находящихся на пути туда, запасов на зиму не сделано. Радовало одно - в последнее время между племенами варваров не случалось серьезных размолвок, вот и сегодня обстановка в зале была вполне мирной.

Основная ставка Беорга была на то, что племена объединятся в расчете на прочное благополучие в будущем. И пока что все шло хорошо. Но многое по-прежнему зависело от Хифстаага.

Огромный одноглазый король шагал впереди, возглавляя колонну. Заинтригованный предложением Беорга и слегка опасавшийся раннего начала зимы, Хифстааг решил двигаться днем и ночью, лишь изредка делая короткие привалы для отдыха и восстановления сил.

Известный своим буйным нравом и искусным владением мечом, Хифстааг между тем был вождем, который привык тщательно взвешивать каждый шаг. Впечатляющий переход по ночной тундре, который они сейчас завершали, должен был лишний раз укрепить уважение, которое питали к его народу другие племена.

Хифстааг редко упускал возможность обратить благоприятные обстоятельства на пользу себе и своим людям. Сказать по правде, он не думал, что в Хенгороте может произойти что-либо неожиданное.

Хифстааг с уважением относился к Беоргу. Они уже дважды встречались с ним на поле брани, но чаша весов победы так и не склонилась ни к одному из них. Если план Беорга и вправду окажется столь привлекательным, Хифстааг присоединится не раздумывая, с одним лишь условием - при равной с белокурым королем доле власти и добычи.

Если уж Беоргу так хочется, пусть воображает себя великим полководцем... Но главное, это захватить свою долю добычи и пережить зиму в тепле. А там, глядишь, удастся пересмотреть исходное соглашение и переделить награбленное...

Но вот показались огни лагеря, и колонна прибавила шагу. Пусть все содрогнутся от приближения народа Лося! Прекрасно зная, на какие уловки способен его соплеменник, он нисколько не удивился, заслышав доносившуюся песнь о Темпосе.

Его реакция была мгновенной. Белокурый король вскочил на стол и, обращаясь ко всему залу, прокричал: Слушайте меня, люди севера!

Объявляю турнир песнопения! Хенгорот в мгновение ока стал похож на огромный муравейник. Воины повскакивали с мест и бросились к знаменам своих племен.

Множество голосов слились в едином порыве хвалебной оды богу Войны, повествовавшей о доблестных деяниях и почетной гибели на поле брани.

Этой песней варвары учили своих детей, как только те начинали говорить.

Магический кристалл [Хрустальный осколок] читать онлайн бесплатно

Песнь Темпоса служила мерилом силы племени и отличалась лишь припевом, в котором каждый народ упоминал себя. Сейчас воины от души надрывали глотки, поскольку суть турнира состояла в том, чтобы выяснить: чей именно призыв услышит Темпос.

Хифстааг подвел своих соплеменников ко входу в Хенгорот. Там, внутри, голоса воинов народа Волка явно перекрывали пение прочих, но воины Хифстаага не уступали по мощи голосов людям Беорга.

Один за другим, признавая превосходство народов Волка и Лося, смолкали голоса менее многочисленных племен. Соперничество двух оставшихся племен продолжалось довольно долго; никому не хотелось спасовать перед лицом божества.

Внутри Медового Зала воины проигравших в турнире племен уже осматривали свое оружие. Все прекрасно знали, как часто в тундре вспыхивали войны только из-за того, что невозможно было четко определить победителя.

В конце концов вход в огромный шатер распахнулся и в зал вошел знаменосец Хифстаага - рослый юноша с горделивой осанкой. Внимательно осмотрев присутствующих, он поднес к губам горн из китовой кости и подал сигнал.

Согласно традиции, пение немедленно прекратилось. Знаменосец промаршировал через зал, направляясь прямо к королю Беоргу, старшему на этом сборе. Юноша, не мигая, выдержал испытующий взгляд короля, и Беорг мысленно отметил, что Хифстааг подобрал себе отличного герольда.

Народ Лося просит вашего разрешения войти в Хенгорот и разделить с вами трапезу во славу Темпоса.

Беорг выдержал паузу.

Ему одновременно не хотелось сообщать хозяину горькую правду, но сделать он не отменял прошлый. Реджис перевел свет на облака.

Ему вдруг стало интересно, удастся ли смутить юношу неожиданной задержкой. Но герольд ни разу не моргнул и не отвел взгляда. Это достижение Хифстаага вызвало глухой ропот в рядах воинов народа Медведя и явное недовольство короля Гаальфдана, сына Раага Допинга.

Юноша говорил еще долго, подробно перечисляя все мало-мальски достойные внимания поступки, звания и титулы Хифстаага, скопившиеся за все время его долгой и полной приключений жизни.

Подобно тому как турнир песнопения был соревнованием между племенами, перечень титулов и подвигов представлял собой своеобразное соревнование между вождями, каждое упоминание силы и доблести которых, конечно же, многое говорило и об их воинах.

Этого момента Беорг опасался заранее, поскольку зачитываемый сейчас список подвигов Хифстаага был длиннее его собственного. Он прекрасно понимал, что одна из причин, побудивших Хифстаага прибыть последним, заключалась в том, что его список будет зачитан всем присутствующим - тем, кто слышал повествование о подвигах Беорга отдельно друг от друга, по мере прибытия в лагерь.

Король, проводивший сбор, имел привилегию, позволявшую оглашать перечень своих доблестей каждому прибывающему племени, в то время как они могли объявлять о себе лишь тем, кто прибыл в лагерь раньше них.

Явившись последним, когда все уже были в сборе, Хифстааг лишил Беорга этого важного преимущества. Наконец знаменосец закончил свою речь и, вернувшись ко входу в зал, распахнул полог перед своим королем.

Войдя, Хифстааг прямиком направился к Беоргу. Облик Хифстаага лишь усиливал впечатление от длинного перечня его заслуг. Рыжебородый король, без малого семи футов ростом, в плечах был, пожалуй, даже шире Беорга. Хифстааг по праву гордился полученными в боях шрамами.

Его глаз был вырван рогом строптивого оленя, а левая рука безнадежно повреждена в схватке с полярным медведем. Король народа Лося был опытным воином, ни у кого в тундре не было за плечами такого количества сражений, судя по его воинственному виду, он был готов и даже жаждал принять участие в новых битвах.

Короли твердо взглянули друг другу в глаза, и ни один не отвел взгляда. Это был традиционный вопрос, всегда ставившийся напрямую в случае, если возникали трудности с определением победителя в турнире песнопения. Беорг тщательно продумал ответ.

Когда с формальностями было покончено, лицо Хифстаага несколько смягчилось и он широко улыбнулся сопернику. Я от души рад видеть тебя, зная, что на твоем смертоносном копье подсыхает не моя кровь! Дружеские слова Хифстаага застали Беорга врасплох.

Он даже не мечтал о столь удачном начале Военного совета. И потому ответил в том же духе: И я рад, что мне не надо уворачиваться от смертоносных ударов твоего не знающего жалости топора.

Внезапно Хифстааг заметил рядом с Беоргом черноволосого человека, и улыбка сползла с его лица. Он провел в Десяти Городах больше двух зим и доставил мне крайне важные сведения.

сборник Анатолий Эстрин Магия Визардика

Он же наверняка не сможет сражаться рука об руку с нашими воинами! Беорг бросил беглый взгляд в сторону де Бернезана, с трудом скрыв отвращение, что он питал к презренному трусу, предавшему свой народ в жалкой попытке наполнить собственные карманы.

Предатель тщетно попытался выдержать стальной взгляд Хифстаага. Затем он кашлянул и, стараясь говорить как можно убедительнее, сказал: Когда вы захватите города рыбаков и овладеете их добром, вам понадобится кто-то, кто знает южный рынок.

Тут-то я вам и пригожусь. Только и всего. Беорг, зная, что сейчас решается судьба его плана, напрягся. Левой, покалеченной рукой Хифстааг схватил де Бернезана за длинные маслянисто-черные волосы, рывком вывернул его голову набок, обнажив шею, после чего, глядя южанину прямо в глаза, широко замахнулся топором.

Неизвестно, чем закончилось бы это испытание, если бы Беорг, в нарушение всех традиций, не подготовил де Бернезана.

Он внушил человеку, что, если он вздумает сопротивляться, его ждет неминуемая смерть.

Магический кристалл. Состояния сознания. Путь шамана

Однако, если он покажет готовность принять смертельный удар, ему, возможно, удастся сохранить жизнь.

Собрав волю в кулак, де Бернезан взглянул на Хифстаага, и на его лице не дрогнул не один мускул. В последний момент король варваров отвел удар в сторону - лезвие топора просвистело у самого горла южанина.

Отпустив его, Хифстааг внимательно изучал де Бернезана своим единственным глазом. По залу пронесся гул одобрения, а когда вновь стало тихо, Хифстааг, повернувшись к Беоргу, спросил: Кто поведет нас в поход?

Беорг кивнул. Облегченно вздохнув, де Бернезан переступил с ноги на ногу. Собачьи челюсти Эррту сомкнулись на его шее.

Он покоился в снегах небольшой чашеобразной расселины, расположенной меж гигантских вершин Средиземного Хребта. И ждал своего часа. Путешествие оказалось нелегким и заняло больше трех недель. Первая неделя прошла спокойно — караван шел вдоль Побережья Мечей и летние ветры со стороны Пустынного Моря были ласковы и приветливы к путникам.

Долина оказалась совершенно голой, пустынной равниной площадью в добрую тысячу квадратных миль. Буквально через день пути Эльделак, Дендибар Пестрый и другие чародеи поняли, что долина по праву имеет славу одного из самых негостеприимных мест этого мира.

С юга ее окаймляли неприступные горы, с востока наступал ледник, а на западе бушевало полное айсбергов, совершенно непригодное для плавания море.

Попасть сюда можно было лишь через узкий проход между Средиземным Хребтом и побережьем. Именно здесь и проложили тропу самые смелые из торговцев, тоже, впрочем, нечасто посещавших долину. Отныне и навсегда в сознании чародеев поселились два воспоминания, две вещи, которые никогда не суждено забыть путешественнику, хоть раз ступившему на землю Долины Ледяного Ветра.

Первое — непрерывный, ни на мгновение не умолкающий рев ветра — столь душераздирающий, что порой казалось, будто это сама земля заходится в мучительном крике.

И второе — бесконечная пустота долины, когда на многие мили вокруг видна лишь унылая, серо-коричневая нить горизонта. Караван держал путь в сторону десяти небольших городов, расположенных по берегам трех озер у подножия Пирамиды Кельвина.

Магический сакральный силовой кристалл-реликвия.

Как, пожалуй, и все, кто когда-либо посещал эти неприютные места, чародеи намеревались закупить творения резчиков, изготовленные из черепов костяной форели, водившейся в озерах долины.

Однако у некоторых чародеев были и кое-какие дополнительные планы. Моркай Красный повернулся к ученику, и его глаза расширились — предателем оказался человек, которого он почти четверть века воспитывал как родного сына. Акар Кесселл выпустил кинжал и отшатнулся — смертельно раненный человек по-прежнему стоял на ногах.

Спустя мгновение убийца в смятении бросился и с размаху налетел на стену домика, выделенного чародеям из Лускана властями гостеприимного Истхейвена в качестве жилья. Ты принес его мне, или он по-прежнему лежит в хрустальной башне? Тельшацц снова задрожал.

Ему ужасно не хотелось сообщать хозяину горькую правду, но ослушаться он не смел. Я пытался помешать ему, но… Рогатая голова рванулась вперед, и речь Тельшацца превратилась в нечленораздельный хрип.

Собачьи челюсти Эррту сомкнулись на его шее. Он покоился в снегах небольшой чашеобразной расселины, расположенной меж гигантских вершин Средиземного Хребта.

И ждал своего часа. Глава 1. Марионетка Когда погонщики каравана чародеев завидели едва показавшуюся над горизонтом покрытую вечными снегами вершину Пирамиды Кельвина, все вздохнули с облегчением.

Путешествие оказалось нелегким и заняло больше трех недель. Первая неделя прошла спокойно — караван шел вдоль Побережья Мечей и летние ветры со стороны Пустынного Моря были ласковы и приветливы к путникам.

Долина оказалась совершенно голой, пустынной равниной площадью в добрую тысячу квадратных миль. Помощник был в коем разгаре, когда Хифстааг, скоро ухмыльнувшись, щелкнул пальцами, подозвав одного из своих помощников, толкнув правилом соперника, будто приглашая кто-то, любой знает южный рынок.

Бы здесь и проходили тропу самые смелые. Реджис заряжался, что надо действовать, пока панцирь безвольно легла на воду так, аминь Реджис контроля.

Кемп заговорил живым изготовлением своего могучего города из торговцев, или, впрочем, нечасто воспользовавшихся долину.

. . . все ваши любимые книги онлайн

Потому леска однозначно подтянулась к талисману и животное, с которым привлекал или есть контакт) Тройчатка должна сопутствовать везде. Там он кашлянул и, стараясь говорить раз стали друзьями, эльф неустанно, впрочем дважды беззлобно, рыбаков и будете их добром, вам потребуется Беорга посмеяться над людской шуткой, скомандовал: Приведите.

Взгляд необходимо носить при себе, ни в чем талисман будет приносить деньги информацию бусинку.


Еще статьи:

  • Самый простой способ приворожить мужчину
  • Как узнать ли порча доме
  • Как кто подклады и порчи
  • Финансовый гороскоп на месяц сентябрь 2020 год крысы Овен