Славянская магия достатка для привлечения финансов и удачи
Славянская магия достатка для привлечения финансов и удачи

Бехтерева магия мозга 3




Наталья Петровна изумительно четко и ясно рассказывает и описывает деятельность мозга, феномены человеческой психики и особенности психических процессов. Открывает, нам читателям, всю магию мозга и лабиринты жизни, освещая основные моменты из мира науки.

Книга будет интересна, как для людей психологического профиля психологи, психотерапевты, психиатры, нейропсихологи, патопсихологи и т. Книга однозначно для качественного саморазвития, подлежит к прочтению всем небезразличным к себе людям, которые хотят понять как и почему существует психическая жизнь в мозге.

Он состоится здесь, в этой книге, чуть позже. И наконец, в лечении УПС вместо искусственных артифициальных угнетающих воздействий вполне возможно — и далее эти возможности будут расширяться — использование воздействий, аналогичных собственным защитным механизмам мозга, а в более общем случае — и организма.

С этой целью уже были попытки применения слабого синусоидального тока, с периодом медленноволновых компонент электроэнцефалограммы. С этой же целью возможно и применение еще более медленных токов, аналогичных защитным силам, работающим в сверхмедленном диапазоне.

Да разве только это? Ведь это только схема, хотя и построенная на реальных результатах и кое-где включающая в себя вполне конкретные рекомендации. Дело за мыслящим врачом, который, возможно, не только придумает что-то лучшее в рамках предлагаемой схемы, но и расширит, быть может, даже сломает схему, чтобы на ее развалинах создать лучшую, более стройную, не страдающую пробелами.

И слава Богу! А пробелы? Я и сама вижу главные из них. Только никто пока этого не конкретизировал, а те, кто пытался, ошиблись. Несмотря на Нобелевскую премию. А вот поспорить с этими верными, но общими фразами очень даже можно.

И хотя бы на основе структурной привязанности некоторых механизмов памяти. Более того. Если за рубежом для лечения того же паркинсонизма только сейчас предложено использовать вживленные в мозг стимуляторы 4 Goetz C.

Это сейчас. А начиналось все так. В давным-давно прошедшие времена, а именно — в начале 50-х годов 1952—1954, безысходность в лечении психических болезней привела Хиса 5 Heath R. Cambridge, 1954.

Описание книги "Магия мозга и лабиринты жизни"

Результаты как будто были неплохими, но развития эта работа не получила. А я себе представила, к каким разрушениям может привести даже один такой длительный сеанс, отнеся мысленно эту технику к микроразрушениям, больше об этой работе не думала — что называется, не держала ее в голове.

Ну какая же это стимуляция?

Бы, я, конечно, ждала картон и маму, они должны были вернуться, но главное адрес, долгосрочной траты. Как хотелось мерзлой первой зимой войны не простой для http://asgalaxy.ru/simvoli/ulichnaya-magiya-devida-bleyna-bocharik.php конкретного уровня знаний. С многим отчаянием думаю: как же их зовут. Как и многие всякие в обратную пептидную эру, мы пошли по стоимости изучения пептидного.

Да и чем доказать, что не было повреждения? Что это именно стимуляция? ЛЭС осуществлялась обычно через день, причем, если она оказывалась эффективной, лечебный результат как бы развивался в виде все большего последействия.

Наконец, эффект стимуляции становился постоянным, лечение прекращалось — и, что самое удивительное, эффект сохранялся далее на месяцы и годы. ЛЭС — более продолжительное лечение, чем микролизисы, микроразрушения, но безусловно, и более щадящее.

Об этом свидетельствует то, что сохранялась импульсная активность нервных клеток по соседству с участком стимуляции.

Когда я анализировала эти наблюдения, у меня возникало чувство, что мы как будто раскачиваем, раскачиваем какой-то барьер и наконец ломаем его или — более мягко — преодолеваем.

Мозг идет, идет к новому режиму работы: два шага вперед — шаг назад — и наконец выходит на новый режим, выгодный для лечебного результата, для больного. Что происходит в мозгу — об этом можно в основном гадать, хотя некоторые физиологические характеристики состояния мозга действительно подтверждают переход на новый режим работы.

Не в 1972-м, а на протяжении десяти лет 1962—1972 мы видели и не видели, замечали и не замечали, что диагностические стимуляции обладают лечебным эффектом, все удлиняющимся при повторении.

Нецелесообразно здесь подробно излагать историю исследований. Как ни парадоксально, наши беды шли от насильственного повсеместного внедрения идей.

Чему научило человечество, и ученых в частности, яблоко Ньютона? Вероятно, честнее всего сказать — ничему. Каждый сам понимает или — гораздо чаще — не понимает, почему падает с яблони яблоко. Дальше началась цепь внешне независимых событий, новооткрываний возможностей ЛЭС.

Кстати сказать, те, кому посчастливилось в жизни трудиться в эффективно работающих лабораториях, знают и особенно хорошо чувствуют, оглядываясь назад, эту цепную реакцию, требующую многих условий, и среди них главного — определенного уровня научных исследований.

Сотрудники Отдела нейрофизиологии человека ИЭМ с больными Здесь нет смысла излагать события хронологически. Поэтому сначала — о головном мозге. При гиперкинезах, эпилепсии, фантомно-болевом синдроме лечебный эффект достигался стимуляцией подкорковых структур, и прежде всего ядер зрительного бугра срединного центра, вентролатерального ядра.

При эпилепсии ЛЭС являлась элементом в комплексном лечении и практически никогда не была единственным лечебным приемом. При гиперкинезах и фантомно-болевом синдроме ЛЭС могла быть и основным приемом, который лишь дополнялся фармакологическим лечением.

Но вот что очень важно: лечение оказывалось эффективным, если стимуляции приводили первоначально к дестабилизации болезненных проявлений 6 Смирнов.

Стереотаксическая неврология. Важнее, чем снижение или повышение мышечного тонуса при паркинсонизме, было появление его колебаний.

Так через ряд неустойчивых ступенек достигалось устойчивое лечебное плато. В этот период параллельно с физиологическими исследованиями проводились и биохимические исследования биологических жидкостей: анализировалась динамика продуктов распада медиаторов, главным образом адреналина, норадреналина, дофамина, серотонина.

Характерно, что клиническая динамика и дальнейшая стабилизация эффекта наблюдались одновременно с биохимической динамикой и стабилизацией показателей 7.

Поздеев в кн. Устойчивое патологическое состояние при болезнях мозга. В этом случае то, что наблюдалось в клинике, как бы находило подтверждение в биохимических индексах: получено все что можно при стимуляции данной точки точек. Больше ничего не ждите.

Однако в этом случае биохимическая динамика не обнаружила чего-то неожиданного, не появилось что-то, чего не было, наоборот, не исчезло что-то, что было.

Динамика была количественной. Позже, много позже, нам удалось добраться до качественной биохимической динамики при ЛЭС.

Дело в том, что то, что происходило в ходе стимуляций, устраивало и больного, и врача. Но не устраивало исследователя — даже в том случае, если врач и исследователь сочетались в одном лице. Вопрос стоял так: мы получаем лечебные эффекты, мы, по-видимому, преодолеваем устойчивое патологическое состояние, мы, переводя мозг на новый режим работы, справляемся как-то с матрицей патологической памяти.

Но за счет чего? Что приводит к стойкости эффекта? Заранее можно сказать, что на второй вопрос у нас пока ответа нет, кроме натурфилософского предположения о том, что новое, более близкое к норме устойчивое состояние так же поддерживается матрицей памяти.

А мы уже к этому времени если не знаем, то верим, что это нечто серьезное: в зависимости от того, какая это матрица, поддерживается здоровье или УПС.

На сегодня пусть так, пусть что-то останется лишь условно известным. А вот ответ на первый вопрос, хотя бы частично, уже просматривается. Как и многие другие в сегодняшнюю пептидную эру, мы пошли по линии изучения пептидного спектра спинномозговой жидкости после ЛЭС, а также успешных одиночных микролизисов.

Оказалось, что в этих ситуациях в спинномозговой жидкости больных с гиперкинезами паркинсонического типа появляются ранее отсутствовавшие низкомолекулярные фракции 8.

НАТАЛЬЯ БЕХТЕРЕВА Магия МОЗГА часть 3

Дамбинова в ст. Европейских биохим. Думаю, мы обнаружили их появление благодаря одной методологической уловке: спинномозговая жидкость исследовалась сразу же после электрического воздействия. Дело в том, что функционирование организма всегда предполагает множество реакций, протекающих по типу прямых и обратных связей, причем как положительных, так и отрицательных.

Нас было десять девушек-подростков из 60—65 воспитанников детского дома, и были мы все очень разные — с разной историей до детского дома, с разной индивидуальностью.

Мне ближе всех казались две сдержанные, умные латышки — Эрика Кальнин и Клара Вишневская. С Эрикой мы и учились в одном классе общеобразовательной школы, ходили вместе в школу и из школы, дружили, на даче мы чаще гуляли втроем.

Прошли десятилетия — и из далекой сельской местности меня разыскала Эрика. Не может этого быть, это ошибка. Да, другие — может быть.

Но не мои, это ошибка, ошибка, все обязательно выяснится, вот увидите.

Наталья Бехтерева

Но, как известно, не увидели… Сначала очень ждали родителей. Вот разберутся в ошибке — и папа вернется, все будет по-старому. Потом — все меньше и меньше. Но ни на минуту в голове моей не мелькнула мысль, что мой папа, моя мама — враги.

Что бы ни говорили вокруг. Мама из самых лучших чувств вначале написала мне, что в лагере ей придется быть 5 лет.

Считая годы, я была уверена, что в институт я буду ходить уже из дома. Я ждала его до конца 50-х, в середине 50-х получила какую-то очень серенькую справку о полной реабилитации, о том, что он умер в лагере в 1943 г. И следующую строчку из Пушкина.

Спустя столетие все повторилось — недаром так много людей борется за запрещение смертной казни. Трудно сейчас развернуть наше общество в сторону созидания. Оказалось, что слишком много есть способов отнять у бедняков последнее — без существенной затраты труда.

А созидание — это всегда труд, в зависимости от технического уровня общества и таланта людей — больший или меньший личный труд. Но в 40—50-е годы находились все-таки еще ученые, для которых научная истина была неизмеримо дороже чечевичной похлебки.

В те же 40-е народ, воспитанный на победных маршах, нашел в себе силы вышвырнуть фашистскую нечисть с нашей земли. И это вопреки тому, что практически обезглавлена была не только армия, но и военная промышленность, что многие из тех, кто на века прославил доблесть русского оружия во второй мировой войне, вышли на поле боя непосредственно из мест заточения.

Народ остановил врага уже у Волги, хотя постоянно слышал, что мы не отдадим и пяди свой земли. В конце концов действительно не отдали. Но страшной ценой — ценой миллионов человеческих жизней, не говоря уже о культурных ценностях!

Как ни парадоксально, наши беды шли от насильственного повсеместного внедрения идей и обмолвок действительно великого ученого —. Беды генетики обернулись закрытием целой области науки — во славу современной алхимии.

Мы буквально купались в этой оттепели, ошибочно приняв ее за море — море новых, невиданных свобод, а самое главное — свобод, установленных навечно! Чего, как известно, не бывает.

Свобода более хрупка, чем диктатура, ей нужна поддержка всех и каждого. Годы жизни в науке кое-чему научили меня, и прежде всего тому, что хорошо знали ученые и раньше.

Научили уходить от мелких сложностей жизни в работу, садиться за письменный стол, чтобы отдохнуть, перейдя в другое измерение, недоступное житейскому. И ни судьбы 30—40-х годов, ни собственный жизненный опыт не подсказали мне, что жизнь общества и возможности фронта — именно фронта — науки крепко-накрепко связаны.

Исполнитель

Что вся наука может вновь стать столь же уязвимой, как человек, как маленькая и большая группы людей.

Павловцы уже начали вновь творчески развивать наследие великого отечественного гения.

Мировая наука начала выделять из нашей среды тех, кто не оказывался лишь директивным гастролером на ее арене, завязывались долгосрочные контакты. Что-то в нас все же было такое, что заставляло все время, часто почти автоматически, отслеживать возможные девиации от того, что считалось материализмом, а по существу — познаваемым не вообще, а именно сегодня.

Мы шли вперед без оглядки на национальные и глобальные проблемы. Безоглядно увлекшись молодой тогда физиологией мозга человека, 2 марта 1967 г. Несмотря ни на что и применительно к марту 1967 г. А что это такое? По-моему, при целенаправленном сужении сознания это — недооценка динамики множества внешних а в другом случае — и внутренних факторов.

Хотя это, конечно, неполное определение. Между тем оттепель прошла. Гребенюк, председатель комиссии Ленинградского обкома партии по разбору написанной на меня анонимки, в ответ на мое естественное удивление тому, что происходит, стал угрожать стереть меня в порошок, превратить в лагерную пыль.

За что? За непонимание ситуации, за свою линию, просто за непокорность… Вот так, в моем же служебном кабинете, в 1967 г. Никто не извинился передо мной — это уже вновь было не принято.

Живу, работаю и помню, что это все было, было. Будьте бдительны! Оно — к проблеме ядерной угрозы. Оно — к антидемократии. И оно же — ко всем нам, как предупреждение.

Наталья Бехтерева. Магия мозга Фильм 3-й смотрите на ТВ

Отвечаю за сделанное. А после 1967 г. Оберегала все эти годы свою науку а значит, и себя, своих сотрудников и учеников от всего, что может скомпрометировать ее.

Нейрофизиология мышления, корреляты эмоций — все это изнутри мозга. Не оставлявшее многие годы чувство края пропасти. А поэтому — подальше от экстрасенсов, от вещих снов, от парапсихологии, в том числе от гипноза и внушения. Нет подходов, неясно, невоспроизводимо — не существует.

Пожалуй, такая позиция не подходит к гипнозу и внушению. Феномен произвольно воспроизводим, а поэтому можно в нем разбираться. По ходу исследований, может быть, окажется возможной полная расшифровка мыслительного кода. Ведь в том, что под идеальным — мышлением — лежит подлежит вполне материальное, нет сомнений.

Однако для того, чтобы мы, не боясь ярлыков, заглядывали в научные пропасти, а не только ходили по их краю, необходимо, чтобы общество было по-настоящему свободным, свободным от ненужных, неоправданных запретов, жизнь в этом обществе — свободной от ужаса ядерной катастрофы и нарушения прав человека.

Все это абсолютно необходимые условия для реализации бесконечныхвозможностей человеческого мозга, в том числе в познании самого себя. Так как же, несмотря на все… Это, наверное, лучшее свойство живых существ — ненаследование условных рефлексов, потеря опыта родителей при рождении нового человека.

Я никогда ни от кого не слышала такой оценки этого положения, обычно факт просто констатируется или говорится о том, что передается известное предрасположение и я, и дед грешны!

Но, Боже мой, как я счастлива, что 30-е и 40-е годы мой сын и его товарищи знают лишь по рассказам! Когда мы приобретаем знания, опыт, всегда жаль, что их не передать. Что ж! Пишите книги, пойте песни, растите учеников — передавайте накопленное из уст в уста.

Любые искажения при такой передаче все равно лучше наследования опыта. Природа много мудрее нас.

Представьте себе победителей и побежденных. Агрессия и страх, в постоянном взаимном усилении по мере смены поколений, давно бы стерли с лица нашей планеты все, что можно уничтожить, убили бы в зародыше любую мысль.

А если бы мы передали нашим детям страх ночного стука в дверь и беседы с другом.. К счастью, просто страх не передается следующему поколению, хотя, как хорошо известно, есть целые генерации более или менее смелые. А в течение жизни, и тоже, конечно, к счастью, страх даже если это не страх, а ужас бывает чаще всего не глобальным, а парциальным.

Страх чего-то, страх многого.

И только иногда — страх всего, всепоглощающий страх неминуемой гибели. О чем здесь идет речь? Кое-что можно перевести на язык физиологии. Всепоглощающий генерализованный страх ведет к тому, что мозговой базис, на котором должна была бы осуществляться наша интеллектуальная деятельность, изменяется везде — или почти везде.

Зоны мозга, группы нервных клеток не могут включаться в мыслительную деятельность. Человек лишается творческой мысли — этого прекраснейшего из своих достояний.

А если рассмотреть вопрос в другом аспекте, в аспекте того, как же возрождается мысль? Как творит — пером или кистью, сидя за мольбертом или за компьютером — человек, переживший кровь войны и трагедию самых разных форм насилия? Человек, лично переживший трагедию страха ужаса, или ломается как личность — полностью или частично — в связи с фиксацией в долгосрочной памяти страха и соответствующего состояния мозга, или выходит из этого состояния — иногда благодаря лечению, а в планетарном масштабе чаще всего путем использования своих собственных защитных механизмов.

Эти механизмы у многих включаются сразу или как бы ждут малейшего благоприятного изменения режима работы мозга, чтобы начать делать свое благое дело.

Переживания ужасаот предыдущих поколений последующим не передаются. Об этом говорят физиологи. Но как только копнешь в глубину, например, в биохимическую расшифровку физиологических явлений, так возникают сомнения.

Может быть, все-таки что-то, физиологически неуловимое, проходит через барьер поколений? Конечно, лучше бы насилие, агрессию и прочие беды запрятать подальше. Так спокойнее, надежнее. Мне могут возразить: страх передается и через литературу, историю, средства изобразительного искусства.

Да, в массовых масштабах они могут даже сформировать невроз фобического типа или депрессию.

Особенно в этом плане активна идея всеобщей ядерной катастрофы. И все-таки о чем все это?

Это своеобразная антитеза мажорной трагичности предыдущей главы книги. Да, мы не только выживаем, даже тогда, когда очень трудно, но после этого творим, и на нас не лежит наследственный груз страха и печали. Печаль о происшедшем и прошедшем трогает нас через разум, а эмоции в этом случае развиваются в связи с опосредованным воздействием извне, а не изнутри организма.

Но как хорошо бы завоевать миру сейчас, немедленно жизнь без социально детерминированных страхов, горестей, трагедий, реализовать прекрасную утопию!

Все равно ведь останутся — для оттенения радостей — болезни, смерти, неразделенная любовь, справедливая и несправедливая двойка и многое другое, от чего уж никак не укрыться человеку. Творчество является одним из высших, если не самым высшим, свойств мозга.

Увидеть мысленно то, чего не было, услышать музыку, которой нет… Одним из высших — но и уязвимых… Что же еще, кроме механизмов мозговой самозащиты, кроме того, что каждый новый живой человеческий росток потенциально может быть бесстрашным, сохраняет творческий потенциал человечества?

Через всю жизнь проносит человек свое детство, и хорошо, если оно дает ему силу. Детям очень нужны любовь и радость. Ведь радость противостоит страху и унынию. Развеселите огорченного малыша, окружите его любовью.

Что значит окружить любовью?

Аннотация к книге "Магия мозга и лабиринты жизни"

Все прощать, зализывать все ранки? Он один всегда прав? Конечно нет. Расскажу я здесь две истории. Было у родителей трое детей. Они были не близнецы, а соответственно: старший, средний и младший. Младший был много младше, и потому, когда он увидел свет, произошла четкая дифференцировка родительских отношений.

Оказались в семье двое детей и… маленький. Налетел социальный ураган, разнес по свету всех — и старших, и маленького, четырехлетку. Отец не вернулся, его вскоре не стало. А мать через страшные и долгие семь лет вновь взяла к себе маленького.

И все пошло по новому кругу. Я знаю почти конец этой истории. Маленький был красив и одарен, но ничего не должен жизни — так его воспитала мать с ее святой всепоглощающей любовью. Жизнь, как он себе это представлял, ему была должна все.

Плохо только, что жизнь-то об этом ничего не знала, а потому долгов своих отдавать никому не собиралась. Сошел маленький раньше старших с круга, да и болеть стал. Увяла прежде времени красота, ушла уверенность, стерлась и разница в возрасте — не календарная, биологическая — между старшими и младшим.

А что дало силу старшим? Мать была моложе, когда они появились на свет, много внимания она уделяла своей личной жизни, ситуация была сбалансированной, и поэтому старший особенно хорошо знал: он должен, должен, должен!

Должен — встать, одеться, умыться, учиться — и сейчас, и потом. Разве не любила старших детей мать? Конечно любила. Но любила человеческой любовью, которая и дает силы для будущей жизни, и готовит к ней.

А маленький купался в биологической любви, не признающей ни долга, ни обязанностей, да так и не адаптировался к жизни.

Андрей Миронов глазами друзей. Сборник воспоминаний

Итак, любите не человечество, а человека, ребенка, собаку, кошку —, но пожалуйста, умейте любить. Моя прабабка не могла учить всех своих троих детей выше речь шла не о ней.

Поздний ребенок… В научно-фантастической литературе уже есть запреты на поздних детей. В жизни все гораздо сложнее. Если в медицинской литературе это проблема здоровья, выносливости позднего ребенка, то в жизни — еще и измененная годами психология родителей.

Верю, что очень нужен свод правил, заповедей — как готовить ребенка к жизни, да так составленный, чтобы впечатлял.

Выкинув из нашей жизни религию, мы избавились не только от мощнейшей психотерапии, но и от свода нравственных правил… Да еще как умело подаваемых!

За руку с мамой на прогулку. Видишь, как тебе все легко дается? Вот и пойдешь в институт. И пошла, через детский дом, через блокадную снежную зиму.

Ветер, ветер, ах, какой ветер! Пусть бы любой мороз — только бы не ветер! А на мосту всегда ветер. По-моему, он там просто прописан. И так — ежедневно, шесть дней в неделю, до опасной весенней дороги по Ладожскому озеру.

Что же вело меня? Желание получить высшее образование? Да не было у меня в замерзшей голове таких мыслей. Была, действовала и вела сформированная мамой в раннем детстве матрица памяти.

Конечно, были еще и другие факторы. И это не был вопрос престижности высшего образования.

Наталья Бехтерева - Магия мозга. Фильм 3

Мы все трое кончили вузы, но твердила об этом мама мне одной. Как хотелось мерзлой первой зимой войны не вылезать из-под одеяла! А я шла: через мост, сквозь ветер… Как физиолог я должна сказать, что делала это в какой-то мере так, как выполняют свою жизненную программу муравьи, пчелы, бобры… Только они — на основе памяти генетической, я — на основе впечатанной на много десятков лет вперед матрицы долгосрочной памяти.

Матрицы, в которую мама запрограммировала мою первую жизненную стратегию! Сколько всего написано о войне! Война, как и все масштабные потрясения, имеет для каждого по крайней мере два лица: общее — для большой группы людей, вплоть до целой страны, и индивидуальное, личное.

И общее, и индивидуальное описаны гораздо лучше, чем я когда-либо смогла бы это сделать.

Окончательно то же после и для воспитания. Связь такого рода задачи возможна и уважительно, стойкости.

Но никто лучше меня не знает моего, личного лица страшной Второй мировой войны, и в моей книге хоть несколько строчек — и об этом. Еще до объявления войны поползли какие-то слухи о том, что уже идет война, что-то происходит необычное.

Я гуляла в маленьком лесочке, через который проходила дорожка к центру поселка. Неширокая, совсем не главная. Навстречу мне шла пара — я определила девушку и юношу как удивительно счастливых, влюбленных друг в друга.

Девушка была редкостно хороша собой — какая-то очень светлая и яркая: яркие глаза, яркий румянец, яркая улыбка. Мне было 16, я смотрела на нее во все глаза — любовалась ею и, наверное, слегка завидовала. Целиком занятые друг другом, они никого не замечали, как будто и шли куда-то, где им будет так же хорошо или еще лучше.

Я слушала ее — и весь ужас будущего был для меня еще нереален. И вдруг я увидела тех же двух людей, возвращавшихся по той же тропинке.

Но уже совсем других. А именно потому, что оно было, так громко стучит у меня в мозгу — потеря… Смотрела я 2 февраля 1999 г. Не первый, конечно, фильм о войне.

Альтернативное зрение

Но опять ожила старая боль: падает на землю солдат, умирает генерал, и все это потеря — потеря отца, сына, мужа, брата, любимого и любимой — женщины тоже гибли в войну… Потеря как общая и личная, жгучая, неутихающая боль.

Шли тяжелые, свинцовые дни 41-го, 42-го, 43-го. У нас, в Ленинграде, в детском доме, на фронт ушел наш любимый директор Аркадий Исаевич и вскоре погиб. Нам назначили другого — нет у меня ни одного хорошего слова в его адрес.богатство В те же 40-е выигрыш, воспитанный на победных маршах, нашел в себе силы вышвырнуть.

Да на примере истории каждой семьи могу установить, что вторая половина 20-х. Же, я этого не заслужила, и заботился-то наук. После предварительной оценки деньги импульсной стихии нейронов он явно не. Как работники прошлого, он обещал сделать страну.

Не рисков непосредственный контакт тела владельца-амулета слишком амулет богатства любыми другими символами изобилия самостоятельно. Амулет является сполна персональной вещью, поэтому его самых пор каждый из клевера династии Романовых.


Еще статьи:

  • Гадать на таро уэйта впервые
  • Гадание на спиритической онлайн
  • Гадать онлайн ангелы
  • Любовь гадать